vk newyoutubetwitter
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории «Зенита»

 

29
сентября
архив

Капитаны «Зенита». Часть 2 – годы 1940-е.


В то время как довоенный капитан «Зенита» Александр Зябликов в мае 1942 года собирал по цехам ЛМЗ оставшихся в блокадном Ленинграде зенитовцев для проведения блокадных матчей, эвакуировавшаяся за Волгу основа также вспомнила о футболе. «Зенит» в Казани вновь стал футбольной командой. И этой команде требовался капитан взамен отсутствующего Зябликова. Выбор игроков и тренера пал на воспитанника азербайджанского футбола, нападающего Виктора Смагина, который в начале 1941-го ушёл, было, в ленинградский «Спартак», но эвакуировался из города всё же со своей старой командой.

21052015

 


Виктор Смагин (1942-43, 1946)

smagin

И впрямь: Смагин был ярок, колоритен, авторитетен, да и лидерскими качествами не обделён. Хороший центрфорвард с добротным набором игровых качеств, напористый и результативный, лидер атак и один из лидеров команды вне поля. А главное, пришёл 30-летний Смагин в «Зенит» ещё 7 лет назад, в то время как подавляющее большинство его партнёров были заметно моложе, да и появились в команде совсем недавно, пока не отыграв за «Зенит» и пары полных сезонов. В общем, Смагин на роль капитана с этой точки зрения был наилучшей кандидатурой.


С другой стороны, широко известен был новоизбранный капитан и необузданным, буйным нравом, а также весьма вольным отношением к режиму и дисциплине, из-за чего неоднократно подвергался различным дисциплинарным взысканиям, вплоть до дисквалификаций. Причём, не только за сугубо спортивные «подвиги» на поле. Вот и осенью 1943-го Смагин вновь «прокололся», став, очевидно, на правах капитана, предводителем очередных «похождений» зенитовцев во время одного из турне команды по стране. Разразившийся большой скандал завершился сменой на тренерском мостике («Зенит» с весны 1944-го вновь возглавил ленинградец Константин Лемешев, заменивший москвича Константина Квашнина), а также очередной длительной, на сей раз двухгодичной дисквалификацией Смагина с лишением его звания мастера спорта СССР. «Зенит» остался без капитана.



Иван Куренков (1944-45)

kurenkov

Уроженец Краснодарского края, центральный защитник Иван Куренков всю свою предыдущую карьеру в командах мастеров посвятил ленинградскому «Спартаку», за который начал выступать, едва закончив обучение в Ленинградском институте физической культуры и спорта. В самом начале войны, как и большинство его партнёров по «Спартаку», ушёл добровольцем на фронт. В мае 1942 года был отозван с передовой для проведения первого блокадного матча, Причём, играл в нём в составе команды Н-ского завода в качестве... вратаря. В 1943-м принимал участие в возобновившихся чемпионатах Ленинграда, став в составе команды, зашифрованной как «часть Быстрова», чемпионом города. А весной 1944-го присоединился к вернувшемуся из эвакуации «Зениту».


И вновь на решение назначить именно Куренкова капитаном «осиротевшей» после дисквалификации Смагина команды, в немалой степени повлиял возраст игрока – Куренков, которому к тому моменту шёл уже 32-й год, оказался едва ли не самым старшим в команде. Да, был ещё 34-летний Алексей Ларионов, стаж игры которого за «Зенит», к тому же, подбирался к 15 годам, но ни на какие лидирующие роли по складу характера он не претендовал. Впрочем, отдадим должное и Куренкову, имевшему в ленинградском футболе устойчиво уважаемое имя.


Один из сильнейших центральных защитников ленинградского футбола середины 1940-х, он не только сразу же стал лидером обороны «Зенита», накрепко сцементировав защитные порядки команды, но и во всей жизни коллектива начал играть существенную роль. Ответственный, волевой и несгибаемый на поле, он и вне его оставался таким же. При этом, несмотря на несколько авторитарный стиль руководства обороной во время игры, Куренков во всех отношениях был человеком очень «командным», одеяло на себя не тянул, считая главным объединение партнёров вокруг общей цели. И в ставшей уже легендарной сплочённости и единстве кубкового «Зенита»-44 немалая заслуга и капитана команды.


По окончании сезона-45, в котором «Зенит» впервые поднялся на высокое для себя по тем временам 6-е место, 33-летний ветеран покинул команду и, немного поковырявшись в ленинградском «Динамо», карьеру свою завершил. Впоследствии занимался судейством, работал тренером детских команд, возглавлял ленинградскую судейскую коллегию. Хоть и недолго поиграл Куренков за «Зенит», но след в его истории оставил яркий. Ведь именно он на правах капитана 27 августа 1944 года принял из рук первого заместителя председателя Спорткомитета СССР Константина Андрианова хрустальный кубок СССР – первый и, пожалуй, один из самых главных трофеев в истории «Зенита».



Конец 1940-х


После ухода Куренкова, в «Зените» долгое время подобной масштабной фигуры на капитанском мостике не было. А потому капитаны в команде на протяжении почти десятка лет менялись едва ли не ежегодно. Сначала, в 1946-м, повязку вновь надел Виктор Смагин, у которого к тому времени завершилась дисквалификация. Но по окончании сезона 34-летний ветеран также завершил карьеру.


Сменил его Алексей Пшеничный – один из сильнейших фланговых защитников послевоенного советского футбола, будущий заслуженный мастер спорта СССР. Безусловно уважаемый и авторитетный в команде, высококлассный игрок и позитивный человек, всё же выраженными лидерскими качествами Пшеничный не обладал. А потому сколько-нибудь конструктивно повлиять на коллектив в провальном для «Зенита» 1948-м никак не смог. И в середине того года в очередной раз вернувшийся в «Зенит» тренер Константин Лемешев поставил капитаном 23-летнего нападающего Фридриха Марютина.

1940


«Зенит» 1949 года. За тренером К. Лемешевым следует капитан команды Николай Копус


Однако в 1948-м будущий лидер зенитовских атак, выступавший за команду всего второй сезон, устойчивым авторитетом в коллективе ещё не пользовался, и в году следующем его сменил ещё один ветеран «Зенита», 33-летний защитник Николай Копус. Но с середины сезона из-за обострившейся хронической болезни лёгких он практически перестал появляться на поле, и капитанская повязка переходит к другому обладателю Кубка-44, полузащитнику Борису Левину-Когану, который в этой должности доводит сезон до конца.


Итого, за три года в команде сменилось четыре капитана – в прежние времена такой круговерти вокруг капитанской повязки в «Зените» ещё не было. И первая половина следующего десятилетия продолжила эту не самую славную традицию. В «Зените» продолжался поиск яркого, масштабного лидера, и этот поиск явно подзатянулся...


Дмитрий Догановский.