vk newyoutubetwitter
www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории «Зенита»

 

29
сентября
архив

Капитаны «Зенита». Часть 7 - годы 1990-е.


Годы 1990-е стали переломными в истории не только страны и отечественного футбола, но и ленинградского «Зенита». И дело даже не столько в том, что с 1991 года он стал петербургским. «Зенит» вступил в период тяжёлый, смутный, в период, когда стоял вопрос не о каких-то спортивных свершениях и достижениях, а о самом выживании команды. Нищая и всеми забытая команда оказалась в первой союзной, а затем и в первой российской лиге. Обстановка вокруг клуба не могла не сказываться на обстановке и внутри коллектива. Закончилась, а точнее, прервалась эпоха Больших Капитанов «Зенита». Вновь, как и в послевоенное десятилетие, началась чехарда на капитанском мостике.

21052015

 

В течение последнего единого союзного чемпионата 1991 года обнищавший «Зенит» один за другим покинули последние ветераны-чемпионы 1984 года Кузнецов и Долгополов, Желудков и Ларионов, по его завершении ушли из команды и уставшие от хронического безденежья иногородние футболисты... Ушёл и многолетний капитан «Зенита» Михаил Бирюков. Освободившиеся места заняли выпускники ленинградских футбольных школ – в большинстве своём, безусловно, талантливые, но юные, сырые, неопытные. Других желающих играть в нищей, всеми брошенной команде попросту не было. И старт в первом футбольном чемпионате независимой России приняла команда, средний возраст основного состава которой составлял 20.5 лет, а руководил ею 38-летний тренер Мельников, для которого это был первый опыт работы с командами мастеров. Под стать команде оказался и её новый капитан: им стал 23-летний воспитанник московского ЦСКА Михаил Левин – на тот момент едва ли не самый старший из игроков «Зенита».


Выполнить задачу на сезон, сохранить место в высшей лиге, «Зениту» в 1992-м не удалось – могучий российский околофутбол не допустил задержки в элитном дивизионе настолько неплатёжеспособного коллектива. Зато за этот год юная команда сыгралась, заматерела, в ней выявились свои, местные лидеры. И уже в году следующем на поле «Зенит» с капитанской повязкой выводил 21-летний воспитанник ленинградского футбола, защитник Алексей Наумов. Которого через год сменил ещё более юный коренной ленинградец Максим Боков, которому к тому времени не исполнилось и 21 – Наумов надолго выбыл из строя из-за болезни. Однако и Боков прокапитанствовал недолго – уже в 1995-м команду на поле выводил новый капитан, Владимир Кулик.


Владимир Кулик (1995–1996)


kapitan kulikВоспитанник ленинградского «Кировца», один из сильнейших форвардов-бомбардиров в истории «Зенита», беспрекословный лидер атаки команды первой половины 1990-х, Владимир Кулик в коллективе занимал несколько особое положение. Лучший и едва ли не единственный чистый нападающий «Зенита» времён тренера Мельникова, любимец питерских болельщиков, авторству которого принадлежит каждый третий гол «Зенита» в первой российской лиге, Кулик тогда признавался настоящим достоянием футбольного Петербурга, фигурой масштабной, уважаемой и авторитетной. И, в отличие от выдержанного и корректного Бокова, Кулик на правах премьера мог в пылу игры и «напихать» своим партнёрам – в большинстве, кстати, своим ровесникам. И те не огрызались, признавая его право на подобные эмоциональные выплески – авторитет бомбардира был исключительно высок не только на трибунах


В начале 1995-го в «Зенит» вернулся кумир петербургских футбольных болельщиков, одна из самых уважаемых и всеми признаваемых фигур в истории ленинградского-петербургского футбола – тренер Павел Садырин. И задача, поставленная перед ним руководством города и городского футбола, была предельно ясной: срочно вернуть родной клуб в высшую лигу. Для тренера уровня Садырина, да ещё и с такой всемерной поддержкой от городского начальства, задача вполне решаемая. Но для её выполнения кроме всего прочего, необходим был и настоящий лидер команды. Личность не просто уважаемая и всеми признаваемая, но и харизматичная, самолюбивая, амбициозная. Владимир Кулик для этого был кандидатурой едва ли не идеальной.


Именно при капитане Кулике «Зенит» вернулся в высшую лигу чемпионата России. Сам же нападающий в очередной раз стал лучшим бомбардиром команды, внеся решающий вклад в результат сезона и подтвердив свой особый статус в петербургском футболе. Казалось, капитанство Кулика – это надолго. Однако известная смута конца 1996 года, связанная с решением руководства клуба не заключать новый контракт с тренером команды Павлом Садыриным и призванием в команду нового тренера Анатолия Бышовца, завершила не только капитанство Кулика, но и вообще его зенитовскую карьеру. Форвард решил последовать за опальным тренером в Москву, в ЦСКА, и его пути с «Зенитом» разошлись навсегда.


Бышовец, изрядно почистив ряды доставшейся ему команды, всё же не стал давать дополнительный повод для недовольства и без того возмущённой историей с Садыриным петербургской футбольной общественности. И капитаном команды утвердил одного из прежних её лидеров, коренного ленинградца, полузащитника Олега Дмитриева. Вот только капитанство зенитовского плеймейкера продлилось недолго. Уже к середине сезона 1997 г. он всё реже стал попадать в стартовый состав, а затем, получив травму, и вовсе из него выпал. Капитанская повязка, соответственно, перекочевала на рукав вице-капитана команды, украинского легионера Юрия Вернидуба.


Юрий Вернидуб (1997 – 1999)


kapitan vernidubПоявление в «Зените» этого украинского футболиста с фамилией, мало что говорящей рядовому петербургскому болельщику, в городе было встречено весьма скептически. Ну что, казалось, мог дать «Зениту» этот ветеран, всю свою предыдущую карьеру проведший в отнюдь не элитных клубах союзного, а затем и украинского первенства? Причём, ни там, ни там особо ярко себя не проявивший, а самым высоким достижением в предыдущей карьере которого, пожалуй, можно считать лишь приглашение в далёком уже 1988-м на просмотр в «Днепр». Причём, просмотр тот завершился ничем, и после первого же тренировочного сбора футболист вернулся обратно во вторую лигу. Да и было Вернидубу на момент приезда в Петербург уже за 30, а в таком возрасте, казалось, что можно ожидать...


Но очень быстро новичок заставил болельщиков поменять мнение о себе. Вряд ли можно было отнести Юрия к числу футбольных звёзд. Он не был особо ярок и заметен на поле, не выделялся изысканностью футбольных манер, не притягивал к себе всеобщего внимания. Да он явно и не стремился к этому, а просто честно и очень ответственно выполнял свою работу, отлично вписавшись в строгую и дисциплинированную игру «Зенита» Бышовца и став не только стержневым игроком обороны, но и настоящим лидером команды, личностью авторитетной и уважаемой, как в коллективе, так и на трибунах. Уже через месяц после дебюта он впервые вывел на поле команду в ранге её капитана, а затем, когда замученный травмами Олег Дмитриев плотно сел на лавку, капитанская повязка окончательно перешла к украинцу. Причём, все восприняли это как должное, хотя для «Зенита» тех лет случай из разряда уникальных: новичок команды, да ещё и легионер – и почти сразу стал капитаном.


Игра нового капитана была размеренна и солидна, серьёзна и основательна, да и внешне он был таким же основательным: крепкий, кряжистый, твёрдо стоящий на ногах, спокойный и уверенный. Имея всемерную поддержку от обширной украинской диаспоры, начавшей играть в том «Зените» всё более заметные роли, Вернидуб обладал в коллективе непререкаемым авторитетом. Большой игровой и житейский опыт, безупречная игровая и бытовая дисциплинированность, образцовые работоспособность и трудолюбие нового капитана дали отличный результат: собранный буквально из лоскутков «Зенит» Бышовца оказался коллективом дружным, сплочённым и таким же дисциплинированным, как и его лидер. Именно такие команды добиваются успехов в первую очередь. И успех этот вскоре пришёл, и первым, кто, торжествуя, поднял над головой первый российский трофей «Зенита» – Кубок России – был капитан команды Юрий Вернидуб.


На межсезонных сборах 2000 года в рядовой контрольной игре Вернидуб получил тяжёлую травму, оправиться от которой так и не смог, и год спустя покинул Петербург, вернувшись на Украину. Но в памяти болельщиков он остался не только как одна из ключевых фигур кубкового триумфа 1999 года. Он стал подлинным олицетворением «Зенита» времён тренера Бышовца – команды твёрдой, упорной, дисциплинированной и стойкой. Такой, как её капитан Юрий Вернидуб.


Пока Вернидуб залечивал травму, капитанскую повязку со старта сезона 2000 года подхватил вратарь Роман Березовский, а когда он направился во Францию заключать контракт с «Сент-Этьеном», капитанские функции стал исполнять москвич Андрей Кобелев. И всё же «пересменка» эта длилась недолго. И одновременно со вступлением в новое тысячелетие, «Зенит» вступил и в новую эпоху. Обладатель Кубка России Юрий Вернидуб стал как бы провозвестником начала второй эпохи Больших капитанов «Зенита». Капитанов – победителей, капитанов – монументов. Эпохи пусть и заметно короче предыдущей, зато не менее яркой, а в плане спортивных достижений куда более продуктивной. Но об этом в следующий раз.



Дмитрий Догановский.


Предыдущие части:
Часть 1: довоенные годы
Часть 2: годы 1940-е
Часть 3: годы 1950-е
Часть 4: годы 1960-е
Часть 5: годы 1970-е
Часть 6: годы 1980-е