www.afisha-irkutsk.ru

 

Этот день в
истории «Зенита»

 

18
мая
архив


Тема футбола в годы Великой Отечественной войны неоднократно поднималась на страницах и советской, и российской печати. Освещались как отдельные эпизоды и события из футбольной жизни в СССР в военные годы, так и военные судьбы многих известных футболистов советских команд мастеров. Ленинградские блокадные матчи и «матч смерти» в Киеве, «военный» Кубок СССР 1944 года и «матч на руинах» в Сталинграде в 1943-м... – все эти события наверняка известны истинным любителям футбола.


06052017

 

При этом нельзя сказать, что по опубликованным результатам этих исследований можно составить более-менее полную и внятную картину событий, отстоящих от нас более чем на 70 лет – всё же, и сведений о них до нашего времени дошло немного, и сколько-нибудь серьёзных исследований было проведено крайне мало. Да и, к тому же, далеко не всему из всё же опубликованного стоит безоговорочно верить – многолетние напластования идеологических мифов, народных сказок, а то и вовсе художественных домыслов и откровенных вымыслов авторов существенно, а порой и вовсе кардинально искажали истинную картину.

Мы не станем развеивать все эти мифы. По крайней мере, пока. У нас иные задачи. Мы обратились к периоду в истории «Зенита», пожалуй, наименее освещённому и одному из самых загадочных. Периоду, о котором известно так мало, что даже устное народное творчество оказалось бессильным – ни преданий, ни сказаний, ни болельщицких баек до нас с тех времён практически не дошло. А отдельные отрывочные сведения, порой проникавшие на страницы печати, были не только разрознены и неполны, но и так же пестрели серьёзными ошибками, натяжками и откровенными придумками. В общем, мы собрали воедино все эти разрозненные сведения, по мере возможности поправили всяческие несуразицы и, дополнив собственными изысканиями, сделали, пожалуй, первую попытку создать связный рассказ об этой малоизвестной странице в истории петербургского футбольного клуба.
Итак: «Зенит» в годы войны.

Часть первая: год 1941-й

Футбольный 1941 год начался традиционно – в мае стартовал очередной, 7-й клубный чемпионат СССР. За звание чемпиона страны борьбу начали 15 команд – из них 5 московских, 4 украинских, 3 ленинградских, по одному представителю Грузии и Белоруссии, а также сталинградский «Трактор» (волгоградский «Ротор»). Одним из трёх ленинградских клубов был «Зенит», в прошедшее межсезонье претерпевший кардинальные изменения в составе. Но немного предыстории.

Новый «Зенит»


Итоги чемпионата 1940 года никак не устроили профсоюзных спортивных боссов СССР: в пятёрке лучших команд страны профсоюзный футбол представлял лишь занявший третье место московский «Спартак». Первые же две строчки турнирной таблицы заняли динамовские команды Москвы и Тбилиси, четвёртым был ЦДКА, а пятыми – динамовцы Ленинграда. Зато пятёрка аутсайдеров была целиком представлена профсоюзами. Такое ненормальное с точки зрения чиновников положение дел необходимо было исправлять. И перемены грянули, причём вполне в духе того времени: для усиления позиций профсоюзного футбола было решено создать, своего рода, сборные, куда вошли бы лучшие игроки из прежних профсоюзных клубов.

И вот в начале 1941 года директивно прекратили существование московские команды мастеров «Торпедо», «Локомотив», «Металлург», «Крылья Советов», а также «Буревестник» и «Пищевик». Зато в розыгрыше чемпионата 1941 года приняли участие новые московские команды с изящными названиями «Профсоюзы-1» и «Профсоюзы-2», собранные из сильнейших игроков расформированных команд. «Спартак», хоть и считался профсоюзным ДСО, жил несколько обособленной жизнью, и январский указ секретариата ВЦСПС сумел проигнорировать, сохранив, таким образом, самостоятельные команды. Коих, кстати, в 1941-м в высшей лиге выступало рекордное количество: кроме «головного», московского, в элите появились «Спартаки» ленинградский, харьковский и одесский.

Не будем подробно расписывать, каким образом эти реформы коснулись профсоюзных команд из других городов и республик, дабы не отвлекаться. Итак, Ленинград. Стоит ли уточнять, что в Ленинграде местные профсоюзы бодро взяли под козырёк: после бурных обсуждений усиливать таким образом было решено единственную ленинградскую профсоюзную команду группы А «Зенит». А участь московских профсоюзных собратьев разделили выступавший во второй группе ленинградский «Авангард» и победительница первенства второго дивизиона, добившаяся права вернуться в элиту «Красная Заря».

Из разгромленного «Авангарда» в «Зенит» были рекрутированы будущие обладатели Кубка СССР 1944 года, нападающие Борис Левин-Коган и Николай Смирнов, а из «Красной Зари», кроме главного тренера Константина Лемешева, ещё и ведущие форварды Борис Чучелов и Александр Фёдоров, а также хавбек Алексей Яблочкин. Отметим, что год назад в «Зенит» из «Зорьки» были переведены ещё четверо игроков, и в итоге «Зенит», по сути, стал той самой профсоюзной сборной Ленинграда, о которой, собственно, и мечтали профсоюзные деятели.

Но самое главное приобретение «Зенита» в межсезонье 1940/41 – это легенда отечественного футбола, блестящий виртуоз мяча Пётр Дементьев. Долгое время проведя в конфликте с руководством ленинградского футбола, назидательно дисквалифицированный за строптивость на целый год, Пека пропустил сезон 1940 года, но в «Динамо» своё всё равно не вернулся. А после категорического ультиматума, выдвинутого со стороны высшего городского партийного начальства: «Будешь играть или в Ленинграде, или нигде», ему ничего не оставалось, как уйти в «Зенит» - с «Динамо» его пути разошлись на целых десять лет.

1941 zenit


«Зенит» на предсезонных сборах в Сочи, 1941 г.


В общем, в новый сезон «Зенит» вступил сильно обновлённым, с новым тренером и с более чем наполовину новым составом. Неудивительно, что начали чемпионат ленинградцы не слишком уверенно, одержав первую победу лишь в пятом матче. И всё же, постепенно сыгрываясь, «Зенит» явно нащупывал свою игру, в том числе, 17 июня обыграв одного из лидеров довоенного советского футбола, московский «Спартак» - это была первая победа зенитовцев над «Спартаком» в официальных матчах. 22 июня 1941 года ленинградцев ожидала домашняя встреча с аутсайдером чемпионата, «Спартаком» харьковским, результаты которой, возможно, ещё более укрепили бы их позиции. Но состояться этой встрече было не суждено.

Война


Война прервала активную футбольную жизнь в стране. Фронт стремительно приближался к Ленинграду – уже в начале июля 1941 года немцы взяли Псков, а к концу месяца вышли к Луге. Всеобщий патриотический порыв начала войны, когда сотни тысяч советских граждан уходили воевать добровольцами, привёл к гибели на фронтах многих видных деятелей науки, искусства, культуры и спорта СССР. Это вынудило руководство страны издать постановление об отзыве с фронта ведущих работников разных областей, а также приложить все силы для вывоза из прифронтовой зоны в тыл советской научной и культурной элиты.

Из Ленинграда, до границ которого немецким частям в конце июля оставалось пройти чуть более 100 километров, происходила спешная эвакуация важнейших промышленных предприятий. Вместе с оборудованием этих предприятий, на восток, в тыл, выезжали и их работники. Ленинградский Металлический завод им. Сталина полной эвакуации не подлежал, но числящихся при нём лучших спортсменов, в том числе, и футбольную команду мастеров «Зенит», было решено из города вывезти.

С этой целью в первой половине июля 1941 года состоялся срочный перевод ведущих спортсменов ЛМЗ в штат завода №349 им. ОГПУ – иначе говоря, государственного Оптико-механического завода (ГОМЗ), который, в отличие от ЛМЗ, на восток эвакуировался. И ГОМЗ, и ЛМЗ находились в ведомстве одного и того же наркомата вооружений, а, следовательно, их спортсмены представляли одно и то же ДСО «Зенит», что существенно облегчило формальную сторону процесса этого перевода. В результате, большая часть основного состава «Зенита» вместе с ГОМЗ в течение июля-августа 1941 года выехала из Ленинграда и оказалась сначала в Казани, а затем в посёлке Дербышки, за тысячу километров от линии фронта. Именно в этом крупном посёлке, располагавшемся в нескольких километрах от Казани, ещё за полтора года до начала войны было принято решение о начале строительства Казанского оптико-механического завода, КОМЗ. А потому оказаться там эвакуированным коллегам из Ленинграда, как говорится, сам бог велел. Поселились в Дербышках и зенитовцы.

wow 5 1


Завод эвакуируется в тыл, 1941 г.


Совершенно неверно было бы предполагать, что футболисты «Зенита», отправившиеся в эвакуацию, только и делали, что, как и до войны, пинали мячик. Отнюдь! Как и вся страна, они трудились на благо фронта, работая на лесозаготовках, строительстве помещений для эвакуированного завода, бараков для рабочих и их семей. Были они и лесорубами, и плотниками, и столярами, и грузчиками... Надо было срочно налаживать производство оптических приборов для фронта, а потому все, в том числе и футболисты, работали на износ, без выходных и практически без свободного времени.

До конца первого года войны о футболе вспоминали редко – не до того было. Вместе с зенитовцами выехали в Казань и их семьи, забота о пропитании которых легла на плечи спортсменов дополнительным грузом. Более того, многие из них, как и вся страна, были уверены, что война эта ненадолго, и, максимум, через пару-тройку месяцев победоносная Красная Армия погонит врага в его логово. А потому уезжали из Ленинграда налегке, взяв с собой лишь самое необходимое на этот срок. Но когда эти пара месяцев прошла, стало понятно, что всё складывается совсем не так, как ожидалось, и враг уже стоит под Москвой, и родной Ленинград изнывает в кольце блокады, и близится зима, а тыл, отдавая все силы и средства фронту, и сам начинает жить впроголодь, при этом трудясь, не покладая рук, по 12-14 часов в сутки... Да, совсем не до футбола было зенитовцам осенью и зимой 1941-го...


Дмитрий Догановский